05.02.2019
Алла Кречмер: Зеленая зима

IMG_8572Я приехала в Израиль 22 года назад, и с первого дня пребывания не перестаю удивляться разнообразию природы на этом небольшом кусочке земли – Святой земли. Израиль имеет выход в моря, относящиеся к бассейнам разных океанов: Средиземное – в Атлантический, а Красное море – в Индийский океан. Есть еще одно море – Мертвое, которое, по сути, представляет собой соленое озеро, расположенное в самом низком месте на земле, на глубине 417 метров ниже уровня моря. Но если быть точными до конца, то вспомним о Кинерете – пресноводном озере. Свое имя оно получило, благодаря форме: его изображение на географической карте напоминает скрипку, на иврите — «кинор».
Римляне, завоевавшие эти земли в незапамятные времена, называли Кинерет Тивериадским морем, поэтому, следуя их логике, будем считать его четвертым израильским морем.
Неискушенному читателю покажется, что, имея пресноводное море-озеро, нашей земле достаточно пресной воды, однако это не так. Не надо забывать, что Израиль лежит в географической зоне пустынь, где летом безжалостное солнце сжигает все вокруг: трава и цветы высыхают, а зелень листьев местных кустарников и деревьев покрывается слоем песка и пыли и приобретает грязно-серый оттенок.

IMG_9234IMG_9217IMG_9219

Но к счастью сухой период сменяется дождливым, и природа Святой земли оживает. Я люблю израильскую зиму, когда льют дожди, и сухие вади наполняются бегущими потоками воды. Дождевая вода застаивается в полях и долинах, и бывает радостно видеть, как мертвый желто-коричневый цвет сухих стеблей на лугах и полях сменяется нежной зеленью первой травы, которая начинает расти и набирать силу, и вот уже во весь рост встают крапива или цикорий, а рядом, ближе к берегу ручья или реки, возвышается тростник.
Пастух выгоняет овец на пастбище, и стадо с аппетитом поедает свежую траву(я всегда с сочувствием наблюдаю за овцами и козами летом, удивляясь, что из съедобного они находят среди сплошных сухих стеблей?)

IMG_927627993111_10213996474558359_9151428011695313849_o[1]28070563_10213996472278302_7644602048658074062_o[1]

Через несколько дней зеленое изобилие сменяется желтым, однако это не тот тусклый цвет высохших мертвых растений. Желтый цвет зимой – это поляны цветов, пронзительно ярких, словно яичный желток, цвет жизни. Их так много разнообразных, относящихся к крестоцветным или маргариткам – самые простые, неизбалованные вниманием цветы. Они дороги мне тем, что уже в начале января радуют глаз, и, наверное, знаменуют близкий приход весны.
Вот уже и январь подходит к середине, и к желтому цвету примешивается ярко-красный – наступает время анемонов и маков. На иврите эти цветы называются «каланиет». И сколько же радости увидеть в часы прогулки где-нибудь в роще или поле первый анемон. Его фотографируют, посылают фото друзьям. И все знают, что весна уже совсем близко, и скоро красные ковры анемонов покроют поляны в лесах и берега рек.

28660836_10214122362625482_1302311853120028672_o[1]27983095_10213996469878242_6443961782344081281_o[1]28661337_10214122364225522_7467939519099043840_o[1]

Типичный зимний цветок – цикламен (на иврите – «ракефет»). Его редко встретишь в долинах – цикламены предпочитают цвести в тени деревьев на возвышенностях. Их палитра от чисто-белой до бордово-сиреневой радует взоры туристов, предпочитающих отдых в горах. К сожалению, с наступлением жарких дней цикламены заканчивают цикл цветения.

IMG_922228070605_10213996444717613_4936924604062401902_o[1]IMG_9218

Дожди зимой идут попеременно, заканчиваясь к празднику Песах в марте-апреле. А пока природа наслаждается обилием влаги. Вскоре, проезжая по шоссе, мы увидим цветущие кусты — что-то напоминающее мимозы. Читатели помнят первые весенние цветы, которые когда-то, в период СССР, частенько дарили женщинам на 8 Марта. Впрочем, специалисты по ботанике утверждают, что мимоза не «та», но так похожа! А желтый дым с придорожных кустарников исчезнет через несколько недель: пыльца отлетит, а цветы опадут и завянут.
IMG_9264В начале февраля в заповедниках цветут черные ирисы – благородные красавцы с бархатными лепестками. Их можно встретить на окраине Нетании, в горах Гильбоа и других местах. Они появляются внезапно среди высокой травы, словно дивные эльфы, и радуют своей красотой до наступления жарких дней.
Зима, зима… Кто-то едет на север, на гору Хермон, чтобы увидеть снег. Немало таких, кто предпочитает купаться в море даже зимой – а что такого? Температура воды 18 градусов – разве до репатриации не купались в Неве у Петропавловской крепости, там тоже было 18, и вода не казалась холодной.
В каждом саду цветут розы. Туристы из северных стран удивленно восклицают при виде пышного великолепия, а розы приветливо кивают головками и распускаются еще больше.
Согласитесь, зеленая зима – это нечто особенное.
Все мы привыкли к смене сезонов, и я признаюсь, что здесь мне не хватает красок листопада и того необыкновенного ощущения, когда листья падают под ноги, и вскоре обычная дорожка сада оказывается выстланной золотым ковром.
В Израиле листопада, как такового, нет, но это не значит, что желтые или багровые листья вообще не встречаются. Как интересно бывает увидеть в роще или аллее парка растущие рядом деревья – одно абсолютно зеленое, другое – с частично пожелтевшими листьями, а третье – полностью обнаженное, кажущееся сухим. Такое встречается зимой сплошь и рядом.
27913392_10213996463798090_7790653599667526079_o[1]Чтобы продолжить рассказ о зиме, придется коснуться израильской архитектуры. На взгляд петербурженки, проведшей молодые годы среди творений Росси и Растрелли, местные дома-«коробки» с натяжкой можно отнести к архитектуре, поэтому глаза ищут, чем бы себя порадовать. Не найдя достойный предмет среди зданий, они обращаются к природе. А зимой, когда множество деревьев лишено пышной кроны, открываются стволы во всей красе. Я гуляю по парку, словно по залу скульптуры, и любуюсь стволами разных форм и разных видов. Передо мной они предстают изысканными статуями: то обнаженными античными, то изогнутым модерном, то настоящей классикой. Иногда дерево кажется огромной менорой – семисвечником, а порой растущие вдоль улицы напомнят Атлантов и Кариатид.
О, глядите, уже синим и белым расцвел розмарин, а за ним настурции, а за ним… Зима продолжается, зеленая израильская зима, напоенная влагой и наполненная жизнью и цветением.
Автор — Алла Кречмер
Фото — Михаэль Кречмер.