09.05.2021
Елена Лобова «Боевые мои старики»

боевые2Как же много осталось еще не рассказанного и не услышанного от наших бабушек и дедушек, о времени войны, о подвигах, о силе духа, о братстве и о…любви… И как жаль, что многое уже не услышим, но есть то, что нас всех объединяет – это память сердца…
БОЕВЫЕ МОИ СТАРИКИ.

Кустов Алексей Иванович
Дата рождения: 24.03.1924
Место рождения: с. Степановка Астрадамовский район, Ульяновкая область
Наименование военкомата: Астрадамовский РВК
Боевые1Дата призыва: 18.08.1942
Воинское звание: старший лейтенант
Наименование воинской части: 121 пласт. полк 9 пласт. див. 15 ск
Дата окончания службы: 27.09.1946 г
Награды: «За взятие Берлина», «За освобождение Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «Орден Отечественной войны II степени» и многие другие.
В начале войны прошел обучение в училище военному делу и был призван на фронт в воинском звании старшего лейтенанта в 9-ю пластунскую стрелковую Краснодарскую Краснознамённую, орденов Кутузова и Красной Звезды, добровольческой дивизии имени Верховного Совета Грузинской ССР — единственное пластунское воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне. Личный состав пластунской дивизии комплектовался за счет добровольцев старших и младших возрастов призыва. Этот патриотический почин края сразу же принял всенародный характер.
Личный состав укомплектован в основном кубанскими казаками и обмундирован в казачью форму.
В 1943 году в 9-ю Краснодарскую пластунскую дивизию вошли более 10,5 тыс. человек, из них около 6,5 тыс. были призваны в Краснодарском крае. В качестве парадного обмундирования солдаты и офицеры получили черкески, а кубанки стали частью повседневной формы. Они получили редкую для армии военного времени привилегию возвращаться после ранения в свою воинскую часть, тогда как большинство военнослужащих сухопутных войск из госпиталей попадали в запасные части, а затем распределялись по самым разным подразделениям. А вот существенных особенностей в тактике действий пластунов не было. Идея о том, чтобы бесшумно выдвигаться к позициям противника и атаковать их с применением исключительно холодного оружия — как это было в начале и середине XIX века — была исключена суровыми реалиями войны.

А.И. Кустов (крайний справа) с однополчанами в казачьем обмундировании. 1943 г.

Возглавил дивизию генерал-майор П.И. Метальников, под командованием которого пластуны прошли с боями по земле Западной Украины, Польши, Германии и Чехословакии.

9-я пластунская стрелковая Краснодарская Краснознамённая ордена Красной Звезды дивизия имени ЦИК ССР Грузии, в основном состояла из состава кубанских казаков. Полки дивизии делились на пластунские батальоны и сотни. Одной из такой сотни командовал мой дед, Кустов Алексей Иванович, старший лейтенант, командир минвзвода (командир казачьей сотни) 121 пластунского Краснознаменного полка, 9 пластунской Краснодарской дивизии ордена Красной Звезды.

Из воспоминания А.И. Кустова:
«Бои были страшные, мы шли конной лавой, шириной от полутора до двух километров. При этом немцы даже не успевали открыть огонь и остановить всадников. Противнику не всегда помогла авиация. К тому времени, как она появилась, казаки уже вступили в ближний бой и смешивались с немцами. Летчики пытались напугать казачьих лошадей, летая над землей, но не добивались успеха. Мы прорывали не только немецкую оборону, но и уничтожали гранатами и бутылками с зажигательной смесью танки, пушки, закидывали траншеи. Рубили шашками немцев налево и направо, не глядя, включались инстинкты. Мир то включался, то выключался… Крови на нас было много. И на лошадях наших. Долго потом мылись…»

12 февраля 1943 года за участие в боях за Краснодар получила почётное наименование «Краснодарская». В составе 56-й армии вела упорные бои по прорыву «Голубой линии» противника в Новороссийско-Таманской операции. В ожесточённых боях под станицей Неберджаевской дивизия потеряла почти весь личный состав, но Боевое Знамя сохранила. И снова набирались новобранцы. Для приема новых бойцов дивизии было организовано два пункта в Краснодаре и Тимашевской.

Из архива Астрадамовского РВК, Ульяновской области «Во время Великой Отечественной войны на фронт были призваны 228 астрадамовцев. 178 человек из них погибли и пропали без вести. 50 человек вернулись живыми» …

9-я пластунская в составе Отдельной Приморской армии участвовала в январе — феврале 1944 года в обороне Таманского полуострова, в Керченской, а в начале марта 1944 года была включена в состав 69-й армии 4-го Украинского фронта, в конце апреля в составе 18-й армии, а с 20-го августа 1-го Украинского фронта. Участвовала в Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Верхне-Силезской, Моравско-Остравской и Пражской операциях, освобождении городов Краков, Ратибор Рацибуж, Леобщютц (Глубчице), Троппау (Опава), Моравска-Острава (Острава), освобождении Освенцима, Кракова, Ратибора, Тропау, Остравы. Страна уже праздновала День Победы, а пластуны продолжали сражаться с врагом.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество 26 апреля 1945 года дивизия награждена Орденом Кутузова 2-й степени. Войну закончила под Прагой, но не все вернулись сразу домой, отдельные части продолжали воевать в составе разных дивизий и полков, освобождая Европу от немецких захватчиков.

За ратные подвиги в годы войны более 14 тысяч воинов дивизии были награждены орденами и медалями.

В том числе и Кустов А.И., старший лейтенант, командир минвзвода (командир казачьей сотни) 121 пластунского Краснознаменного полка, 9 пластунской дивизии Краснодарской ордена Красной Звезды награжден Орденом Отечественной войны II степени и медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 -1945 г.г.» и множества других наград.

Кустов А.И. (слева) — старший лейтенант, командир минвзвода 121 пластунского Краснознаменного полка, 9 пластунской Краснодарской ордена Красной Звезды дивизии.

Наградной лист. Кустов А.И. под №18

После капитуляции фашистской Германии продолжал нести службу вместе со своей казачьей сотней. Во время встречи И.В. Сталина с премьер — министром Великобритании У.Черчилем и президентом США Ф. Рузвельтом в Ялте (Крым), (Ялтинская (Крымская) конференция, февраль 1945 года), майор А.И. Кустов со своей казачьей сотней состоял в личной охране К.Е. Ворошилова.

Кустов Алексей Иванович закончил войну 27 сентября 1946 года и вернулся на родину.
Во время войны встретил свою любовь во время соединения армий, в наступательных операциях по освобождению Европы, мою бабушку, Любовь Степановну Бессмертную (дев. фам.), которая тоже прошла войну с оружием в руках до Будапешта, Венгрии. В конце мая 1945 года они поженились, после освобождения Праги, в самом центре города, на Вацловской площади.
Вместе они прожили всю жизнь, от этого союза родилось 5 детей – 4 дочери и один сын.

После войны Кустов А.И. был литературным работником газеты «Коллективная Правда» Астрадамовского района Ульяновской области, заведующим отделом культпросветработы Астрадамовского райисполкома Ульяновской области, после переехал в г.Октябрьский (респ. Башкортостан), занимал различные должности в типографии «Октябрьский Нефтяник», на заводе «Автоприбор», в ОВО при Октябрьском РОВД. Умер 01.01.1993 году.

БЕССМЕРТНАЯ ЛЮБОВЬ СТЕПАНОВНА

Дата рождения: 03.12.1923
Место рождения: станица Батуринская, Брюховецкий район, Краснодарский край
Наименование военкомата: Тихорецкий РВК
Дата призыва: 03.02.1942
Бессмерная Л.С. 1943 г.Воинское звание: ефрейтор
Наименование воинской части:
военно-полевой госпиталь №2117,
83 – й отдельный женский радиобатальон ВНОС,
6 – й отдельный женский пулеметный полк.
Дата окончания службы: —.08.1945 г

Награды: медаль «За взятие Вены», «За освобождение Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
«Орден Отечественной войны II степени» и многие другие.

Из воспоминания Любови Степановны Бессмертной (Кустова по мужу) -
«Родилась 3 декабря 1923 года в станице Батуринская Брюховецкого района Краснодарского края, недалеко от станции Тихорецкая. Отец, Степан Пантелеймонович Бессмертный, мать, Александра Семеновна Бессмертная, работали в коммуне, выращивали хлеб, был брат Николай, у нас была дружная семья. 21 июня 1941 года прошел выпускной бал, я закончила 10 класс. А в полдень следующего дня, по радио, диктор Левитан сообщил, что с 4 часов утра гитлеровские войска бомбят наши города и села. Мне было тогда 17 лет, и многие девчата и ребята с нашего класса направились в военкомат с заявлениями отправить их на фронт. Кто был ростом выше, прибавил к своим 17 годам, пару — тройку лет, уже погибли в первые дни войны. Моя мать, как услышала, что я собираюсь идти в военкомат, твердо сказала, «Не пущу!». В первые дни войны в ряды Красной Армии был призван отец. Ушел и не вернулся, пропал без вести. На следующий день ушел брат Николай, он сложил голову в боях под Таганрогом. А затем, один за другим, ушли четверо двоюродных братьев. Никто из них не вернулся домой. Осталась жить с матерью. Осенью поступила учиться на второй курс железнодорожного техникума на паравозника, что в г.Тихорецке. В это время немецкие самолеты стали бомбить наши города, и однажды на станцию налетели немецкие бомбардировщики и прямым попаданием авиабомбы разнесло техникум. Помнится только, что успела выпрыгнуть в окно и убежать в парк. Страшная это была картина: растерзанные тела вперемежку с битым кирпичом и стеклом. Погибло очень много студентов. Всем городом их хоронили. В начале 1942 года вновь отправилась в военкомат с просьбой направить меня на фронт. И 3 февраля показала матери повестку. Набрали целый женский батальон, и нас направили в учебную роту, где инструкторы обучали нас стрелковому делу, проверяли азбуку Морзе (до войны мы обучились азбуке в школе), учили санитарному инструкторскому делу. Через два месяца меня направили на службу Бессмертная Любовь Степановна 1944 г.в военно – полевой госпиталь №2117 санитаркой. Это был очень тяжелый труд и физически, и морально, со всех сторон слышалось «Сестричка, помоги!», приходилось работать до седьмого пота. За сутки приходилось брать у десятка раненых бойцов анализы крови РОЭ, малярию…Много раз видела, как санитары уносят раненного бойца с операционного стола, медсестры и врачи засыпали стоя, а руки держали подняв вверх, как говорили, «стерильно»».

После санбата Любовь Степановна снова отправили в учебный батальон, но уже радиобатальон. Пройдя обучение, была направлена на службу в 83 – й отдельный женский радиобатальон ВНОС (батальон воздушного заграждения).

«Войска ВНОС в то время имели следующую структуру. Первичным источником всех сведений являлся наблюдательный пост (НП). В состав его расчета входило пять-шесть наблюдателей-телефонистов во главе с начальником поста. Данные от наблюдателей поступали на взводный пост, объединявший несколько НП. В свою очередь взводы были связаны с ротными постами ВНОС, а те – с батальонами или непосредственно с главным постом. Задачей наблюдателей было определить тип и количество приближающихся самолетов и передать эти сведения на зенитную батарею. У каждой девушки был бинокль; были оборудованы специальные вышки для наблюдения.» (из статьи — Войска ВНОС // Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. – М.: Сов. энциклопедия, 1985.)

Со временем Любовь Степановна настолько натренировалась в этом ответственном деле, что могла определять тип вражеских самолетов по звуку. В конце июля 1942 года батальон перебросили под город Новороссийск. Новороссийской группировкой наших войск был Геленджик, и немцы порывались завладеть этой вожделенной землей, овладеть ближайшим тылом, стратегической важной для наших войск, ведь именно отсюда жители города обеспечивали фронт всем необходимым. Посты ВНОС были расположены друг от друга на расстоянии 30 — 40 километров.

«Однажды вечером налетели немецкие бомбардировщики, задрав вверх головы, бойцы стали наблюдать за ними. От брюха самолетов отделялись черные точки, которые при приближении к земле увеличивались. Слух резанула команда; «В укрытие!». Что тут началось! Рвались бомбы, рушились дома, повсюду огонь, смерть, разрушения, столбы пыли до неба. Молодые девчата не обстрелянные, укрывшись в окопах, обнявшись, что есть силы кричали от страха. Рев моторов только усиливался, земля дрожала от взрывов бомб, разрушений. Крики, стон, плач и даже молитвы были слышны со всех сторон… Можно ли привыкнуть к войне?.. Но, спустя некоторое время, у девчат появилась злость и, немного высунув головы из укрытий, они стремились стрелять из автоматов по вражеским самолетам», — вспоминала Любовь Степановна Бессмертная (Кустова по мужу).

9 сентября 1943 года началось наступление советских войск Северо – Кавказского фронта. Бойцы нанесли сокрушительный удар по противнику, рухнули мощные укрепления на Таманском полуострове так называемом «Голубой линии». Путь радиобатальона лег на запад, от Новороссийска, через Петровский перевал, подразделение двинулось вслед за передовыми частями к Керченскому полуострову. На марше Бессмертная Любовь Степановна получила первую награду – медаль «За освобождение Кавказа». 11 апреля 1944 года наши войска начали штурм города Керчь. Противник вынужден был отступить. Радиобатальон прикрывал передовые части фронта. На горе Митридат взвилось Победное знамя. После освобождения Керчи, радиобатальон был передислоцирован в Днепропетровск, а оттуда — в Бессарабию. Началась подготовка к Ясско – Кишеневской операции.
3 – й Украинский фронт под командованием маршала Р.Я. Малиновского, успешно провел операцию по уничтожению немецко – фашистских войск, освободил город Кишинев. Фронт вышел на государственную границу СССР. Начались наступательные операции по освобождению Румынии. Путь батальона прошел через Румынию, Венгрию, Австрию, Чехословакию…Вспоминая бои в Австрии, Любовь Степановна рассказывала со слезами –
«Наш пост ВНОС, в количестве 4 боевых подруг, расположился недалеко от Вены. Когда стемнело, на наш пост напали австрийцы. Завязалась перестрелка. Услышав шум автоматных очередей, подошла подмога. Да вот беда: тяжело ранена в грудь моя сменщица, Нина Сапрыкина. Нужно было срочно отправить ее в медсанбат, но на чем? Не помню, как пробежала километра три до ближайшей деревни. На окраине увидела дом и в окне свет. И надо же, к столбу была привязана лошадь, запряженная в бричку. Тихонько подкралась, отвязала поводья, прыгнула в бричку и назад на пост. Уложив, Нину в бричку, доставила ее в медсанбат. Санитары сразу же унесли ее на операционный стол. Ждать долго не пришлось, вышел пожилой дядька санитар, махнул рукой и тихо сказал: «Нет больше твоей подруги». Всем батальоном хоронили Нину Сапрыкину. Не успели помянуть, как вновь новый приказ: передислоцироваться в Чехословакию. Тут произошел со мной интересный случай, счастливый случай. Проходя через чехословацкую деревню, услышала, что где — то рядом скулит жалобно щенок, глянула в канаву, а там копошится серый клубок. Взяла его и затолкала его под гимнастерку. Щенок притих. Идти стало труднее, ведь на плече автомат, сзади – радиостанция, на боку противогаз. Стала отставать, командир взвода строго прикрикнула: «Бессмертная, не отставать! Шире шаг!» на привале обнаружился щенок, за что получила наряды вне очереди», — улыбается Любовь Степановна, и продолжает свой рассказ – «Ночью чистила котлы, носила воду для полевой кухни, а щенок так и остался возле меня. Вернувшись утром в расположение батальона, подруги сказали, что у командира батальона — Клавдии Васильевны – день рождение. Она была в звании генерала, красивая, интеллигентная женщина. Радиобатальон располагался в городе Тренчин. Здесь находилась и погранзастава. Именно в погранзаставе росли красные розы. Кому идти? Выбор пал на меня. Когда стемнело, перебежками двинулась в сторону погранзаставы, окруженной колючей проволокой. Подняла юбку повыше, недавно сшитую из плащпалатки, перелезла через проволочное ограждение. Нарвала огромную охапку красных роз. Подойдя к забору, стала перелезать через него, но учуяла собака. Раздался лай, и я оступилась, раздался треск рвущейся юбки. Собака подняла неимоверный лай, прибежали пограничники и видят такую картину: зацепившись за колючую проволоку висит девушка с большой охапкой роз. Доставили меня в спецотдел, заподозрили в шпионаже. Спросили всю мою родословную, затем командир погранзаставы посадил в машину, с розами, конечно, и повезли в расположение нашего батальона. Комбату доложили, что пограничники задержали нарушителя, требуется опознание. Когда зашли к комбату, увидев меня с огромной охапкой роз, она только ахнула, я поздравила с Днем рождения и вручила букет! И опять наряды вне очереди, и вновь походные котлы», — смеется, продолжая рассказывать, Любовь Степановна (на фото в минуты отдыха Любовь Степановна Бессмертная, 1944 год), — «В перерывах между котлами и боями, занималась воспитанием своего друга, того самого щенка Буяна, уже подросшего. Через некоторое время командир погранзаставы, узнав, что у меня есть обученная овчарка, с трудом уговорил меня отдать им моего друга. А спустя некоторое время, командир батальона вызвала меня к себе. Взяла за плечи и с радостью сказала, что вышла замуж…за командира погранзаставы! Вот так мой проступок и оказался счастливым.»

Зимой 1945 года 83 – й отдельный женский радиобатальон ВНОС в составе 1 Белорусского фронта перебросили из Чехословакии снова в Венгрию, в 6 – й отдельный женский пулеметный полк. На боевом марше Любовь Степановна прошла обучение новому делу – стрелять из станкового пулемета.

«Бывало строчишь из пулемета, — вспоминает Любовь Степановна, — стрелянные гильзы сыпятся, как шелуха семечек. Поднимается в атаку пехота, а наш пулеметный полк плотным огнем заставляет противника прижаться к земле».

Война уже шла на территории Германии, немецкое командование понимало, что война проиграна, но продолжали биться не на жизнь, а на смерть.

«Май 1945 года, встретили в Будапеште, а в августе 1945 года погрузили нас в вагоны-теплушки и отправили домой с Победой! Дома ждала мама, как радовалась и плакала, что домой вернулась дочь – живой и здоровой. Отдохнула чуть больше двух недель и поступила на учебу в политехнический техникум. В 1946 году вернулся муж с войны, Кустов Алексей Иванович, позже мы переехали в город Октябрьский (респ.Башкортостан), устроилась работать линотиписткой в городскую типографию, где печатали газету «Октябрьский нефтяник», потом перешла работать на обувную фабрику, работала кладовщицей. Вдруг, ко мне подошел один мастер и долго всматривался в меня, но затем сказал, что ошибся внешностью. Спустя несколько дней он вновь пришел, разговорились. Оказалось, что он тоже фронтовик. Стали вспоминать войну, речь зашла о Кавказской ривьере, о полевом госпитале №2117. Вспомнили! Этот мастер был тяжело ранен, и она, будучи санинструктором, ухаживала за ним. Вот такой случай был.»

Любовь Степановна много лет работала после войны, растила детей (у нее, с Алексеем Ивановичем Кустовым, было 5 детей – 4 дочери и сын), дожила до внуков, их у нее 7 и одна правнучка.
Умерла 19.02.2003 года.

P.S. Перед смертью моя бабушка, Любовь Степановна Кустова, сказала своим дочерям: «Девчонки, умирать не страшно! Только б не было войны…»