16.09.2017
Как живет немецкая диаспора в Тюмени

немецкий мальчик «АртМедиа» представляет материал нашего автора из Тюмени Сергея Шнайдера. Представители землячества расскажут на страницах международного журнала о «немецком коммьюнити», ощущении себя российским немцем и о том, как их предки попали в Сибирь.

Однажды я пошел к стоматологу. Женщина-врач средних лет, интеллигентная блондинка, долго не могла приступить к работе, согнувшись в три погибели от смеха над моей карточкой: «Да у тебя фамилия и инициалы — Шнайдер С.С.!» После она извинилась и галантно поинтересовалась, откуда в Тюмени взяться немцам? Сейчас на территории области проживают более двадцати тысяч поволжских немцев, не связанных с фашизмом и военными действиями.

Еще в конце XVIII века немка Екатерина II пригласила своих соотечественников в Россию — занять благодатную, но малозаселенную землю Поволжья. Полтора века они жили обособленно и говорили на мягком диалекте. Со времен становления Советской власти и до начала Великой отечественной на территории современной Саратовской области действовала АССР Немцев Поволжья, где организовалось самоуправление. Возле Волги в основном жили крестьяне и ремесленники, в Ленинграде и других крупных городах — купцы, врачи, представители творческих профессий.

Все изменилось в 1941 году. Во избежание возможного сотрудничества с фашистами более 1,5 миллиона немцев насильно выслали в Сибирь, Казахстан и Киргизию. В селах и деревнях Тюменской области, тогда — части Омской, оказались дети, старики и разделенные семьи. Из трудовой армии вернулся лишь каждый четвертый-пятый немец.

В 90-х годах многие российские немцы покинули Россию и другие страны СНГ и переехали на историческую родину. Но «немецкое коммьюнити» существует и по сей день. В Тюмени народ с уникальной судьбой сохраняет идентичность, поддерживает пожилых немцев и работает с молодыми.

С конца 90-х в Тюмени действует национальная автономия немцев Тюменской области. Возглавляет ее прославленный педагог Артур Христель. Активные участники землячества — это, как легко догадаться, люди старшего возраста. Немецкая молодежь в Тюмени объединена в клуб Jugendland (в переводе с немецкого «молодежная страна». — Прим. ред.). Сейчас его возглавляет студент факультета немецкой филологии ТюмГУ Богдан Фукс. Объединение существует давно, «первая гвардия» успела уехать в Германию или завести семьи. «Для меня это очень важно. Мы — этнические немцы, и мы обязаны сохранять свою культуру и язык. Благодаря центру мы можем путешествовать по всему миру. Общение со сверстниками со всей России и Германии тоже немаловажно. Я рад, что моя личная и профессиональная жизнь связана с немецким языком», — рассказывает Богдан.

«Согласно последней переписи населения России, поволжские немцы стремительно теряют в численном составе. Одни уезжают из страны, другие — полностью ассимилируются в русскую культуру и перестают считать себя немцами»

У Богдана европейские черты лица, легкий шарф и сережка в ухе. Сейчас благодаря общественной должности и направлению учебы он много времени проводит в Германии. В речи слышатся акцент: «Казахстан» Богдан произносит с ударением на первый слог. Фукс — немец по отцу. Семейные истории российских представителей этого народа примерно одинаковы: екатерининские времена — Поволжье — депортация. Практически все родственники Богдана живут на исторической родине. Долгое время связи с родными не было, но они воссоединились благодаря интересу молодого человека. «Меня радует, что в последнее время к нам приходят ребята, которые до определенного возраста ничего не знали о своих немецких корнях. Их бабушки переселились, а после из-за сложившейся политической системы меняли фамилии и паспорта. Сейчас потомки переселенцев ищут в себе что-то особенное, хотят выделиться из толпы», — рассказывает Фукс.

Согласно последней переписи населения России, поволжские немцы стремительно теряют в численном составе. Одни уезжают из страны, другие — полностью ассимилируются в русскую культуру и перестают считать себя немцами. Хотя до сих пор практически в любом селе Тюменской области можно найти пару бабушек, которые еще говорят на поволжском диалекте. В небольшом продуктовом ларьке по пути на тюменский автовокзал работает бабушка Августа. До сих пор она с трудом говорит по-русски, а когда волнуется при пересчете сдачи — переходит на немецкий язык.

Немецкое землячество в Тюмени взаимодействует с исторической родиной. Для студентов, которые изучают немецкий язык, созданы многочисленные программы обмена опытом. Особенно в технических науках, медицине и культурологии.

В 2013 году в Германии упростили закон об особых правилах выдачи гражданства для российских немцев. Потомки переселенцев, которые хотят переехать в Европу, могут сдать специальный Sprachtest — устное собеседование, или подтвердить свой уровень языковым сертификатом. После соискателя отправляют в столь актуальный сейчас лагерь для беженцев в Нижней Саксонии. Через месяц переселенцу выдается вид на жительство, а через 3-4 недели — гражданство. Кроме этнических немцев, преференциями для восстановления исторической справедливости пользуются евреи. Другие народы, которые хотят получить германское подданство, должны прожить на территории страны восемь лет.

В современной Германии установилась напряженная обстановка в связи с нахлынувшей волной беженцев из арабского мира. Страна не готова к большому людскому потоку, поэтому российские немцы становятся «беглыми русскими». Но многие переселенцы находят достойную работу в Германии и остаются жить в Старом Свете. Хотя есть и обратные примеры, когда тоска по Родине и березкам берет верх. «В немецком, как и в русском, языке понятия национальности отделено от гражданства. Российские немцы — носители двух уникальных культур. Конечно, существуют различные стереотипы о немцах. Не скажу, что все мы чересчур пунктуальны, но любовь к порядку, планированию и четкости в поступках отличает нас от других народов», — считает Богдан Фукс.

«В небольшом продуктовом ларьке по пути на тюменский автовокзал работает бабушка Августа. До сих пор она с трудом говорит по-русски, а когда волнуется при пересчете сдачи — переходит на немецкий язык»
Сам он склонен считать себя более погруженным в немецкую культуру. Космополитизм, до сих пор немного чуждый России, наверняка победил бы в Германии, если бы не события с беженцами: «Я вырос в Ростовской области, и в школе мое немецкое происхождение вызывало интерес. А вот дочь одной моей знакомой в Гамбурге пошла в школу. Там учатся представители 78 национальностей! Никаких конфликтов быть там просто не может: столько шуток придумать просто невозможно. Детей с детства приучают к интернационализму».

Тюменский Центр немецкой культуры находится рядом с Набережной, в начале улицы Володарского. На занятия по немецкому языку собирается десять человек, на вид им всем около двадцати или чуть больше. Они давно знакомы, поэтому легко переговариваются и обмениваются новостями до начала занятия. Из группы выделяется девушка с волосами цвета индиго. Это Влада Хефнер, первокурсница. О своих родственниках она знает не много. Помнит, что дед был немцем, который частенько готовил разные блюда с заморскими названиями.

«Поездки по Германии вызвали интерес к этой культуре. Потом я подкрепила впечатления книгами, фильмами и музыкой. Но и без человеческого фактора никуда: я познакомилась с ребятами из Jugendland и прониклась. Поняла, что среди немцев чувствую себя очень уютно и комфортно», — рассказывает яркая девушка.

Занятия по немецкому языку предваряет обсуждение насущных вопросов общины. Активно участвует в беседе Владимир Гирш, будущий нефтяник. Он носит небольшую бородку, популярную в Западной Европе. Его образ относит к немецким сериалам в стиле «Комиссар Рекс». «Наши родители уже не знали немецкого, потому что при советской власти это было не комильфо. Мне кажется, что у нашего поколения есть долг — восстановить историческую цепочку. Это должно быть важно для каждого немца», — отмечает Гирш. Сейчас он занимается этнографическими экскурсиями по немецким местам Тюменской области. Семья Владимира отличается от многих других немецких семей: в России Гиршы оказались еще при Иване Грозном. «Я хотел бы какое-то время пожить в Германии, например, поучиться там. Но жизнь связана с Россией и себя я вижу здесь. Думаю, это правильно с исторической точки зрения. Хотелось бы, чтобы немцы продолжали сохранять свою идентичность. Мне кажется интересной идея создания специальных немецких кварталов в крупных городах», — считает Владимир.

«В современной Германии установилась напряженная обстановка в связи с нахлынувшей волной беженцев из арабского мира. Страна не готова к большому людскому потоку, поэтому российские немцы становятся „беглыми русскими“»
Поволжский диалект отличался от литературного немецкого языка. Многие слова произносились более мягко. Сейчас обучиться диалекту практически невозможно: его помнят, но редко на нем говорят. Молодые тюменские немцы изучают современный язык. На занятии обсуждают новый сленг, который появился в эпоху интернета.

Екатерина Функ — студентка, изучает в ТюмГУ русскую литературу. Сейчас девушка — одна из главных активистов молодых немцев Тюменской области. Ее семья крепко связана с немецкими корнями, но у самой девушки отношение к этнической культуре довольно скептическое. «Мой отец — билингва. С детства он привык говорить на поволжском диалекте и русском языке. Дедушка до сих пор предпочитает говорить на немецком языке. Он даже расстраивается, когда приходится переходить на русский. В нашей семье издавна было заведено так: переступаешь порог дома – будь добр говорить на родном, немецком, языке. Идею сохранения немецкой идентичности в России путем передачи культурных и традиционных ценностей я считаю утопичной. Это сравнимо с дефибрилляцией трупа. Наше поколение, которое стремится сохранить себя, должно вернуться в Германию», — считает Катя.

Первые немцы в Тюменской области появились задолго до Великой Отечественной. В Тобольске трудился врач Иоанн Питерсон, который одним из первых в России описал случай сибирской язвы, в 1790 году он выпустил одну из главных медицинских книг того времени — «Домашний лечебник». Свобода вероисповедания активно культивировалась в царской России, поэтому первой негосударственной инициативой создания лютеранской общины стало строительство кирхи в Тобольске в 1818 году. Деньги на ее возведение даровал немецкий ювелир Шпильнер, который жил в Сибири. Число прихожан в то время достигало 200 человек. Община развивалась слабо, число прихожан увеличивалось медленно. «Это объясняется тем, что лютеране рассредоточились по всей территории Тюменской земли — Ялуторовск, Курган, Ишим, столица области. На нашей земле трудились немецкие чиновники, которые служили и после окончания срока своих полномочий покидали наш край», — рассказывает кандидат исторических наук, доцент ТюмГУ Владимир Темплинг.

В 1907 году инициативная группа лютеран обратилась в тюменскую городскую думу с просьбой выделить землю под строительство церкви. Данный вопрос решался дважды — в первый раз выделили землю в Трусовском переулке, сейчас — улица Перекопская. После пересмотра решения кирху планировалось возвести на Базарной площади: сейчас это окрестности здания городской администрации. К сожалению, в Тюмени это архитектурное и культурное сооружение так и не появилось. Землеустроительные неурядицы, социальные проблемы на фоне первой революции, обострение российско-германских отношений. Вопрос строительства лютеранского здания отпал.

Сейчас в одном из офисных зданий города на улице Республики действует лютеранская община, при которой работает воскресная школа. Несколько лет назад пастором в ней был Маттиас Браун из Штутгарта. «Религия помогала выжить в страшные сталинские времена. Немцы обрели в церкви духовный дом и поддержку. Наша община напоминает росток с зеленеющими нежными листочками, но с крепкими, сильными корнями», — отмечал Браун.

Тюменское молодежное объединение не касается вопросов религии, оставляя этот вопрос старшему поколению. Jugendland устраивает открытые светские празднования Рождества, Пасхи, Октоберфеста. Часто российские немцы проводят открытые мероприятия для школьников города. «Основным плацдармом для передачи культурных ценностей российских немцев должна быть семья. Нельзя собрать всех жителей Тюменской области с немецкими корнями, посадить в аудиторию и прочитать лекцию, как на уроке истории. Мне хотелось бы, чтобы „немецкость“ в семьях передавалась как миф, а он важен для ребенка. Истории освещают его жизненную дорогу», — говорит Богдан Фукс.

Известные российские немцы

Председатель правления Сбербанка России Герман Греф;

Глава «Газпрома» Алексей Миллер;

Советский актер театра и кино Бруно Фрейндлих;

Лауреат Нобелевской премии по физике, первооткрыватель графена с титулом «сэр» Андрей Гейм;

Мэр города Тюмени Александр Моор;

Заместитель председателя Думы Тюменской области Виктор Рейн;

Директор департамента образования и науки Тюменской области Алексей Райдер.

«Немец, что верба, куда ни ткни, тут и принялся» — писал Александр Солженицын в произведении «Архипелаг ГУЛАГ». Сегодня эти слова выбиты у подножья памятника «Российским немцам — жертвам репрессий в СССР», установленном в городе Энгельсе.

Российские немцы никогда не отделяли себя от России, считая себя частью большой и разнообразной страны. Многие из них крещены по православным канонам. Одна из улиц Тюмени названа именем героя Советского Союза — немца-летчика Николая Гастелло, который совершил «огненный таран» фашисткой колонны. «Для меня важно ощущать себя российским немцем, частью большого народа. Многие не придают важности прошлому своей семьи, это обидно. Осознание нити между прошлым и настоящим окрыляет, открывает большие горизонты в культурном и профессиональном развитии. Я горжусь тем, что я немец. Но никаких предубеждений по поводу других народов у меня нет. Поэтому нет никакого приоритета, скажем, в выборе жены. Смешанные браки заключаются намного чаще, чем между немцами», — говорит Богдан Фукс.

Авторы: Анастасия Кунгурова, Сергей Шнайдер