20.02.2019
Анна Харланова: Лебединое озеро

ДОБРЫЕ РАССКАЗЫ

От автора
1 (1)Представляю вам нашу героиню. Ее зовут Наташа, для друзей и домашних — Тася. В начале книги этой девочке шесть лет, в конце — почти десять. У нее темные кудрявые волосы, и это ей не нравится. Подругу Наташи зовут Зинка. Они ровесницы и живут на соседних улицах в селе Доброе.
Поясню сразу, что времена здесь описаны «доайфонные»; времена, когда гимн Советского Союза знал каждый ребенок, не говоря уже о взрослых, и когда «светлое будущее» должно было вот-вот наступить, со дня на день.
Вдохновило меня на эту книгу вполне реальное место, село Доброе, где прошло мое, автора, детство. Но нужно помнить, что любые события, места и люди, которых затянуло в книжную реальность, стали жить своей отдельной жизнью, никак не связанной с жизнью реальной, а потому прошу своего читателя не проводить параллелей и на автора не обижаться, ибо автор любит село Доброе всем своим сердцем.
Мне довелось читать эти истории детям и их родителям, и всякий раз на лицах были улыбки. Про родителей-то все ясно, они, словно на машине времени, попадали в собственное детство, но ребятишки?! Вот кто меня удивил. А секрет, наверное, прост: дети – во все времена дети, и волнует их всегда одно и то же.

Лебединое озеро.

В классе было холодно. Дрова в печку только забросили, они весело потрескивали в топке, но не спешили нагреть остывшее за ночь помещение. За окном еще было темно.
Зимой всегда так: идешь в школу, проваливаясь в сугробах, в полной темноте. Редкие фонари — как маяки, на них путь и держишь. Приходишь и целый урок сидишь в пальто, перебарываешь сонливость и лупишься в беспросветную тьму за окном. Потом как-то незаметно начинает светать: словно подливают в ночную черноту молочного света. Одновременно с этим становится в классе теплей. И слова учительницы, КлавДиванны, лучше доходят до сознания.
КлавДиванна — она на самом деле Клавдия Ивановна. Но это Наташа поняла уже во втором классе. Весь первый класс она была уверена, что отчество учительницы — Диванна, и папа ее Диван: Клав Диванна. И другие дети думали точно также.
Конец декабря — самое темное время: светает поздно, темнеет рано. Кажется, что солнце и не выглядывает вовсе, его видишь только через окно. А пока идешь в школу — темно, возвращаешься домой — смеркается.
Конец декабря — веселое время. Начинается подготовка к Новому году, дети репетируют танцы к утреннику, разучивают «В лесу родилась елочка», делают бумажные гирлянды и фонарики. И настроение у всех праздничное. Хотя известно заранее, что в подарок дадут конфеты и яблоко, и так из года в год. Но в школе дадут подарок из одних карамелек, а отцу на работе — с шоколадными батончиками, и, может быть, даже печенье положат.
Наташа очень любила шоколадные конфеты, но ела их редко: только на Новый год и еще тогда, когда отцу на работе принесут конфеты в качестве благодарности, так называемый магарыч. Отец — хирург, уважаемый человек в райцентре, его тут знают все. Отец работает в больнице и в поликлинике, которая находится в здании бывшей церкви, на самом берегу реки.
Пока отец на работе, Тася — в школе, сейчас это ее «работа» — хорошо учиться. Так ей говорят родители. А неграмотная бабушка Маруня возражает: тоже мне, мол, придумали, в мое время и школы-то не было! Но бабушка старенькая, а мать может тапкой отлупить за тройку, так что выбирать не приходится.

Сегодня в школе оживленно, детей приглашают в актовый зал на просмотр номеров к утреннику. Тася с Зинкой хорошо подготовились: уже целый месяц они репетировали балет «Лебединое озеро». По телевизору только и показывают: фигурное катание да балет, так что девочки мечтают стать одни фигуристками, другие — балеринами. Зинка решила все это совместить, поэтому они репетировали балет на льду. Так, без коньков, просто в валенках разбегались и скользили по едва замерзшей реке, лед колыхался под ними, как одеяло, чудом не проваливались! Потом лед стал крепче, подружки часами катались, выделывали па и репетировали поддержку. Тоненькая Наташа разбегалась и прыгала вперед, раскинув руки, а упитанная Зинка ловила ее и поднимала высоко над головой. Когда номер не удавался, обе летели в снег и хохотали до изнеможения.
Когда КлавДиванна спросила «Кто еще подготовил номер?», подружки вышли вперед и Зинка сказала, гордо подняв подбородок:
- Балет! Лебединое озеро.
Учителя переглянулись, и КлавДиванна с сомнением спросила:
- А вы…умеете?
- Конечно, — обиделась Зинка. — Тася, давай!
И девочки, сцепив крест-на-крест руки, под собственный аккомпанемент «пам-пам-пам-пам-парам-пам-пам» прямо в валенках начали танцевать партию маленьких лебедей. Валенки топали, некрашеные доски пола скрипели! До прыжка с поддержкой не дошло. Уже на первых тактах комиссия полегла от смеха. И КлавДиванна сквозь слезы сказала:
- Девочки, то есть лебеди! Лебеди – ой, я не могу! Достаточно! Хватит, вам говорят!
Выступать на утреннике им не разрешили. В чем тут дело, Тася с Зиной не поняли. Может, деревянный пол сильно скрипел и портил впечатление; может, учителя предпочитали фигурное катание. Остается только догадываться. Но Наташина бабушка Маруня предположила, что против балета в валенках что-нибудь постановили на очередном съезде компартии. Вполне может быть.