10.01.2019
Мурат Уали «Жалко художников»

фото Мурат 2Мурат Уали живет в Казахстане, кандидат физико-математических наук, писатель-публицист, автор трех книг: поэтического сборника «Тюркские мотивы» 2009 г., сборника исторических эссе «Эпоха обретения границ» (в соавторстве с М. Томпиевым) 2015 г. и киноповести «Из Сибири к свободе». Автор киносценария по повести Б. Канапьянова «Тамга тас», 2013г.
В этом году он стал лауреатом литературного конкурса Евразийской творческой гильдии(Лондон) в категории «Поэзия».

Жалко художников
(мысли, возникшие в Париже после посещения Лувра — д′Орсе – Центра Жоржа Помпиду)

Август 2018. Алматы проводил нас обжигающим азиатским солнцем и изнурительной жарой в 38˚С, а Париж встретил хмурыми прохладными утрами и ласковым европейским солнцем во второй половине дня. Я с дочкой Ажар и сыном Даиром жили в убогой парижской хрущевке-лекорбюзьевке возле легендарной площади Бастилии. Когда-то в прошлом на этой окраине стояли крепостные стены, и была тюрьма Bastille для политзаключенных, а теперь кольцевая площадь — почти центр Парижа и один из характерных транспортных узлов. От неё, как и от площади Этуаль, расходятся лучи бульваров, ведущие к каменным свидетельствам истории. От площади Бастилия мы, как ротозеи, раскрыв рты, гуляли по великому и неисчерпаемому Парижу, по его бульварам и музеям. Вот рю Сен Антуан, начинаясь от площади, переходит в знаменитую рю Риволи и ведет к Лувру. Можно дойти пешком. И до Центра Помпиду тоже можно дойти пешком. Так и хочется зарифмовать:

И вот, я с айфоном хожу по Парижу,
«и всё, что услышу и всё, что увижу»,
пишу и снимаю на фото, глазея.
Гуляем по городу — три ротозея.
Вокруг и навстречу — ещё роты зеев.
И в хоре их речи, и в звуках смартфонов,
так редко услышится глас франкофонов…

Лувр оказался огромен и бесконечен, как лента Мёбиуса. Ходить и ходить, возвращаясь к началу, смотреть и смотреть – не пересмотреть. Большие залы, окна с витражами, лестницы, экспозиции классического искусства от античности и Возрождения – до революционного классицизма Луи Давида, толпы ротозеев. Бросилось в глаза, что наибольшей популярностью в музее пользуются две женщины, две «мадам Лувра»: Джоконда и Венера Милосская –Две мадам Луврименно возле них самая большая тусовка поклонников. Причем Джоконда лидирует с большим отрывом – перед ней стоит точно не меньше роты зеев. Бронза — у Ники Самофракийской. Но, если бы у этой изящной крылатой богини Победы, готовой вот-вот взлететь, была голова, она поборолась бы с Венерой за серебро. В четверку лидеров входит и гранитный Сфинкс с отбитым носом. Повторяю, что сужу чисто визуально по количеству зрителей перед каждым экспонатом. А ведь все эти главные шедевры Лувра привезены из-за пределов Франции. Джоконда – итальянская, Венера и Ника – греческие, Сфинкс – египетский, Рубенс и Рембрандт – голландцы (Давида будем считать исключением). А где же отечественные, то бишь французские производители шедевров?

Сын повел нас в музей д′Орсе.
- Что это за музей? – спросила Ажар.
- Это бывший вокзал на берегу Сены, который относительно недавно переоборудовали в музей искусства XIX века, — пояснил Даир.
А-а-а, вот он где, знаменитый французский модерн — импрессионисты и постимпрессионисты!

Вот их шедевры висят на стене — пейзажи Мане и Моне!
Суперстар – Ренуар!
Себе ни фига — танцовщицы Дега!
О, мой Бог – Ван Гог!

Здесь, безусловно, пальма первенства у Ван Гога. Самая многочисленная рота зеев стояла перед его картиной «Звездная ночь над Роной». Потрясающий ночной пейзаж! Хочется смотреть и смотреть. Будете проходить мимо – загляните на её звездные огоньки — не пожалеете.

А вот Центр современного искусства Жоржа Помпиду слегка разочаровал примитивностью картин и инсталляций contemporary art. Впечатлил лишь портрет Элизабет Тейлор Энди Уорхола. Но это даже не портрет написанный красками, а серия ретушированных фото. По сравнению с широко представленным авангардом XXI века: с отпечатками женских грудей, с плакатами «Слава КПСС», даже с пустыми холстами и прочими унылыми инсталляциями, на мой дилетантский взгляд, гораздо интереснее был авангард столетней давности – картины Пикассо, Кандинского и Малевича. Наконец, после Лувра и д′Орсе, после классики и модерна стал понятен кубизм Пикассо, абстракционизм Малевича и их революционный вклад в живопись. Художники XX века, перестав копировать реальность, начали видоизменять её и даже создавать заново.

Кстати, о Казимире Малевиче и его «Черном квадрате».
Как оказалось, почти за тридцать лет до русского художника черный квадрат нарисовал французский журналист, поэт и юморист Альфонс Алле и назвал его «Битва негров глубокой ночью в пещере». Он же нарисовал красный и белый квадраты, назвав их «Сбор епископами помидоров на Красном море» и «Бал невест на снегу» соответственно. Для Алле это была просто хохма, эпатаж, игра ума и красок, и он не придавал этим рисункам особого значения. А вот у Малевича, видимо, не было ни чувства юмора, ни воображения (как и у большинства художников, между прочим). Он вполне серьёзно повторил рисунки француза, превратив простые геометрические фигуры в революционный символ супрематизма-абстракционизма. Черный квадрат стал для Малевича любимой Музой.

Между прочим, современные парижские художники, творящие на Монмартре, за €100 нарисуют ваш портрет в любом стиле (или почти в любом): реализм, сюрреализм, кубизм, импрессионизм, абстракционизм и др., а если походить и поторговаться, художник-азиат согласится и за €40…

Я не художник, не искусствовед, но после Монмартра, после Лувра — д′Орсе — Центра Помпиду, если вижу на картине голых баб с целлюлитом, безошибочно определяю, что это Рубенс. Если на картине Наполеон – это Давид. Если у некрасивой женщины блестящие глаза – это Ренуар. Если на картине чёрный квадрат – это Малевич. Если вижу тупое повторение одного и того же – это Уорхол. Если ничего не вижу – это Contemporary Art.
И стало так жалко художников! Похоже, что теперь любой портрет их любимой музы обречен на повторение пройденного. Вот они и изощряются в разнообразных инсталляциях. Ах, музы, музы художников!.. Неужели закончилась ваша масляно-акварельная се ля ви? Неужели все стили уже исчерпаны?

В один из пустынных залов Центра Помпиду так и просится экспозиция портретов муз художников от классики — до поп-арта, показывающая эволюцию и трансформацию живописи за 460 лет от Джоконды 1503 — до Лиз или Мэрилин 1963.
Хотя теперь можно обойтись и без Центра Помпиду и сделать виртуальную экспозицию. Например, так:

Габриэль с розой. Ренуар мадам Рекамье. Луи Давид Мона Лиза. Да винчи

Гала. Сальватор Дали
Чёрный квадрат. МалевичОльга. Пикассо

Мэрилин. Уорхол