11.06.2017
Прогулка.

unnamedЕе картины успешно путешествуют по миру — Нью-Йорк, Копенгаген, Берлин, Париж, Москва… А ее арт-проекты объединяют художников из более чем 20 стран мира.
Марианна Абрамова — художник, журналист, куратор, директор культурного центра «АртЛайн» — открывает новые грани своего таланта.
Журнал «ArtMedia» публикует ее рассказ «Прогулка». Острый и динамичный, словно эскиз художника.
Her artworks successfully travels round the world — New-York, Copenhagen, Berlin, Paris, Moscow… And her art-projects unite artists from more than 20 countries.
Marianna Abramova — artist, journalist, curator, art-director of culture centre «ArtLine» presents new sides of her talant. Magazine «Artmedia» publishes her short story » The walk» — exact and vivid like a sketch of a painter.

«В отсутствии сомнения есть что-то безумное»

Тильда Суинстон

Этим летом завелась традиция: вечерами профессор Н, словно цирковая лошадь вдоль манежа, наматывал круги во дворе родного дома № 136. Как-то он вывел формулу: «Когда много ходишь, мозг лучше работает», — и с тех пор придерживался ее.

осень1В доме, где жил профессор, не было ничего примечательного или выдающегося, кроме разве одного. Однажды мимо по центральной улице города должны были проносить Олимпийский огонь. По этому случаю в свежий беж выкрасили одну его четверть – ту, что смотрела на центральную улицу. Остальные же три четверти имели вид угрюмый и нескладный. А подточенные временем бока тоскливо смотрели усталыми глазницами окон на суетливых прохожих.
Профессор Н давно подметил : в хорошую погоду, когда светило солнце и настроение было на взлете, как будто выступала и становилась больше окрашенная часть дома Бежевые стены с удовольствием отсвечивали и ловили солнечные лучи. В погоду пасмурную, дождливую, как на дрожжах, вырастала хмурая некрашеная часть и давила на него тяжелыми ассоциациями.

Сегодня было как-то особенно тихо и пустынно. Умиротворение приятной волной растекалось по городу. Вечер лениво сгущался. Дремота просачивалась всюду и заволакивала, как дымка. Вдруг земля содрогнулась. Вдалеке что-то загремело.

Шум нарастал и неумолимо приближался. Что-то ритмично цокало и бряцало… Рыцарь, звенящий латами на ретивом коне? Воображение уже рисовало Черного всадника – посланника грозного Саурона и всевозможные ужасы Мордора. Профессор затаил дыхание от страха, но собрал все силы и резко повернулся, чтобы посмотреть опасности в глаза.

Шагала девушка: ее шпильки ритмично кололи асфальт, связка браслетов позвякивала в такт, а развевающийся шифоновый сарафан огрызался тигриными мордами. Ядовитое сочетание фасона, принта, бижутерии и такого же странного букета в руке создавало какое-то устрашающе-эпохальное впечатление. Она спешила. Сарафан развевался и зубоскалил, браслеты звякали, отсчитывая секунды, а шпильки вколачивали в асфальт всяческую неоднозначность и сомнения. Перед профессором было само совершенство. Дитя времени.

Вдруг рука ее вспорхнула и подала кому-то знак. Вдали стоял и переливался на солнце белый лимузин. На его капоте сверкали бокалы, а его бока грациозно окаймлял пестрый девичий «букет» в нео-барочном стиле: врезался в глаза малиновый топ длинноногой брюнетки, пузырились взбитые сливки-рюши полногрудой блондинки, и этот праздничный коктейль уже поглощал в себя шлейф галопирующего мимо профессора тигриного сарафана. Длина лимузина, девичьих ног и платьев, помноженная на объем груди, скрупулезно выверенную припухлость губ и радиус взлета бровей, по точным расчетам специалистов — имиджмейкеров, топ -менеджеров бьюти индустрии и коуч тренеров соответствовали параметрам абсолютного счастья. И девушки были счастливы.

Тем временем сладкая жизнь пенилась в бокалах и текла ручьем. Шумно сигналили проезжающие мимо машины и завистливо зыркали водители. Все вроде бы шло, как надо, но чего-то все же не хватало. Абсолютное счастье необходимо было с кем-то разделить. С этой целью и был выкачен лимузин на общее обозрение и зависть окружающим. Но что-то не клеилось. Серая улица как-то недоверчиво косилась, лохматая псина — местный авторитет и негласная хозяйка района — неласково сверкала голодными глазищами, неприятно шуршала ржавая листва посохших, почему-то отказывающихся жить каштанов, а дорога обдавала вездесущей пылью, всякий раз побеждающей в неравном бою с коммунальными службами. Озадаченный же профессор явно недотягивал до выверенного формата их целевой аудитории. Через минуту лимузин красивой жизни катился вдаль, унося роскошную и сладкую уверенность молодых организмов в себе и своем счастье.

осеньВсе исчезло. Непобедимая пыль уже заносила следы устремившейся в неизвестность белобокой гусеницы- лимузина. Из ниоткуда налетевший ветер кружил тур невесомого вальса, кокетливо и нежно ведя за собой парочку целлофановых пакетов. Профессор стряхнул с себя стресс увиденного и, пожав плечами, отправился по знакомым кругам любимого двора. А дом, казалось, тихо вздохнул и погрузился в свои думы, как-то забывшись, мимо воли выставляя свой некрашеный бок.
Марианна Абрамова, фото автора.