17.12.2016
ТАТЬЯНА ВИЗБОР: Я НЕ БОЮСЬ ЭКСПЕРИМЕНТОВ

визбор1«Стихов и музыки палитра» — так называется один из медиапроектов международного журнала «АртМедиа. Рисуем словом». Он задуман авторами, чтобы освещать всё разнообразие современного бардовского движения в Крыму, открывать новые имена. Есть надежда, что проект поможет развить и укрепить творческие связи между музыкантами и поэтами, литературными и музыкальными объединениями не только Крыма, материковой части России, но и зарубежными.
Авторы проекта считают, что полуостров должен стать фестивально-песенным центром Юга России. Уверены, что творчество – естественное состояние души. А все дороги – подсказаны сердцем. Будем рады встретить вас на пути!
Сегодня в проекте интервью с Татьяной ВИЗБОР, известным журналистом, Президентом Фонда памяти Юрия Визбора и продюсером многих песенных фестивалей.

Татьяна Визбор, известный журналист и радиоведущая, внешне очень похожа на своего отца. Иногда с улыбкой уточняет: «В роли Бормана». Как и её родители, она любит походы с друзьями, отдых на природе и песни у костра под гитару. Мы познакомились с ней в одном из таких путешествий. Правда, костёр был декорацией на сцене концертного зала, но песни звучали настоящие. И наш разговор получился душевным и искренним.

- Татьяна Юрьевна, что для Вас значит Крым?

- Место отдыха, воспоминаний, у нас с мужем в Гурзуфе прошёл медовый месяц. Это было 31 год назад, осенью, в сентябре. Мы всегда с удовольствием посещаем полуостров, и будем обязательно наездами здесь бывать. Отец здесь снимался в картине Ларисы Шепитько «Ты и я». И у него есть потрясающая по своей проникновенности и осенней печали песня «В Ялте ноябрь».

- Вы часто бываете на фестивалях бардовской песни в Крыму?

- Нет. Каждый год бываю только в Алуште на «Встрече с юностью».
Слышала, что в Севастополе проводится фестиваль «Балаклавские каникулы», но никогда на нём не была.

- А если Вас пригласят, приедете?

- Почему нет?

- Как, на Ваш взгляд, меняется авторская песня?

- Она становится более насыщенной в звуковом отношении, стираются границы между жанрами. Есть музыканты, такие как, Роман Ланкин, чьё исполнение можно отнести к року, джазу, босса-нове.

- Вы не против таких экспериментов в авторской песне?

- Я? Уверена, что и мой папа был бы не против. Я вообще не понимаю людей зацикленных на чём-то одном. Кстати, бывает, что этим страдают очень известные авторы. От этого беднеют и стихи, и гитара. А отец никогда не боялся экспериментов, наоборот, визбор4можно сказать, их пропагандировал. Но в первую очередь, он был прекрасным другом. Перепел песни всех своих друзей: Городницкого, Кукина, Кима. Есть записи папиных концертов, на которых он сначала исполнял пару своих вещей, а потом пел восемнадцать песен Юлия Кима, постоянно о нём рассказывая, говоря при этом, какой Юлик гениальный.
Отец любил оперу. Он, к примеру, познакомил меня с оперой «Князь Игорь» Бородина. Любил рок-н-ролл и таких исполнителей, как Элтон Джон, Пол Маккартни, Стиви Уандер. От него я услышала и все босса-новы Жобима, которые он обожал, причём любил их слушать на португальском языке. Просто потрясающе звучат некоторые бардовские песни, которые ребята делают в этом стиле.
Отец всегда мечтал петь с оркестром, и его кто-то даже называл «наш Фрэнк Синатра». Несколько раз это ему удалось, но сложности были. Тогда считалось, что если ты не член Союза писателей, или композиторов, то и музыку тебе писать не надо, а стихи тем более. Такие люди назывались самодеятельными авторами. Это сейчас всё стало намного проще.

- Я хорошо помню программу «Споёмте, друзья!», которую Вы вели на телеканале «Ностальгия». Мы ждали её и смотрели не отрываясь.

- Да на «Ностальгии» была такая программа. Кстати, её выпуски часто повторяют, они, как говорят, «вечнозелёные», поэтому в любой момент их можно выпускать в эфир. Но жизнь продолжается, появляются новые песни и обидно, что их никто не слышит. Я 25 лет, практически всю жизнь, проработала на «Радио России», вела в прямом эфире передачи о бардах. Моя программа называлась по строчке из папиной песни «Воскресение в Москве». Туда я приглашала, кроме мэтров, и неизвестных, но талантливых авторов. Сейчас станция реорганизуется, закрываются семейные, детские, музыкальные, литературно-поэтические и театральные программы, а жаль. Мне кажется, это недальновидно.

А если крымские авторы пришлют Вам свои записи, то Вы их прослушаете?

- Раньше бы не только прослушала, но и обязательно дала бы песню в эфир. У меня была программа по письмам, туда я могла давать практически всё, что угодно. Когда я её начинала, просто уставала от упреков. Радиослушатели писали мне: «Кого вы там пригласили! Да чего они там поют! Да у нас вот Петя, Вася, Маша или Надя поют лучше!». Отвечала всем: «Присылайте свои творения. С удовольствием включу в программу. Мало того, даже если, на мой взгляд, песня не очень хорошая, я всё равно её выдам в эфир. Присылайте, не стесняйтесь». Тогда включался внутренний цензор и радиослушатели присылали вполне себе хороший материал. И меня упрекать перестали. Сейчас, увы, это в прошлом. Надеюсь скоро определиться с новой работой, тогда и адрес сообщу.

- Каково быть ребёнком звёздных родителей? Расскажите о своих самых ярких воспоминаниях детства?

визбор7визбор5- Таких воспоминаний очень много. Есть грустные, есть наоборот – счастливые. Я хорошо помню своё первое сентября. Тогда в школу меня собирал папа, потому что мама в это время была в командировке. Её песня «Камчатка» начинается словами: «Я открываю тебя, побережье Камчатки». Вот так и случилось, что в школу меня собирали соседи и папа, проездом из одной командировки в другую, оказавшийся в Москве. Я проснулась в четыре часа утра и стала его будить, утверждая, что пора в школу. Я очень волновалась, что опоздаю. Мы тогда жили на Неглинке, а школа была напротив Петровского пассажа. Еле-еле дождалась момента, когда с гладиолусами и бантами войду в класс. В школе я сразу поняла, что жизнь предстоит нелёгкая. После занятий первый мой вопрос был: «А когда каникулы»? Нет, училась я всегда очень хорошо, потому, наверное, что у нас была особая методика воспитания. И тут нельзя не вспомнить одну историю. Однажды в школе мне поставили кол за одиннадцать ошибок в слове «винегрет». Я до сих пор не могу понять, как можно сделать столько ошибок в этом слове, ведь в нём нет столько букв. Пришла из школы расстроенная, но родители купили мне торт, и мы пошли в парк Горького кататься на аттракционах. Не знаю почему, но именно такая методика произвела на меня неизгладимое впечатление, и плохие оценки я старалась больше не получать. «Пары», конечно, были, но не часто. Мама для меня была не столько мамой, сколько подружкой, причём с самого рождения. У нас были бесконечно тёплые отношения.

- В Вашем доме часто бывали гости, кто-то вам нравился больше остальных?

- Я у всех сидела на коленях, и всех вспоминаю с большим теплом. Лучше всего про это когда-то сказал Зиновий Ефимович Гердт. Когда я стала работать на «Радио России», то поехала в театр брать у него интервью. Он в то время служил в театре визбор6имени Ермоловой. Разговор получился достаточно долгим, и в конце я поделилась с ним желанием похвастаться и рассказать своим радиослушателям, что мы давно знакомы. И он сказал: «Рад сообщить твоим радиослушателям, что я неоднократно видел тебя нагою. Тогда тебе было три месяца и это было великолепно, сейчас тоже ничего, но тогда… – это было прекрасно!». Он, кстати, первым заметил во мне детский максимализм. Как-то мы с папой пришли 13 января в ВТО встречать Старый Новый год. Театральные деятели, актёры очень любили именно этот праздник. Гердт, прихрамывая, подошёл к папе и произнёс фразу, которая стала расхожей и ушла в народ: «Простите, это вы отец Тани Визбор»? Я была тронута до глубины души.

- Татьяна Юрьевна, то, что Вы поёте – факт известный, а песни пишете?

- Петь пою, но не пишу. Но был в жизни всего один такой опыт. Случай довольно смешной. Мы, четыре студентки, проходили практику от факультета журналистики МГУ в Пятигорске. Было голодно, мы всё время ходили на почту и посылали страшные телеграммы домой, чтобы нам что-нибудь прислали. У отца в письме даже есть такие строки: « Как только ты получаешь перевод Визбор3из Москвы, ты отключаешь связь, вероятно деньги уходят на пропой нарзана (шутка)» . Месячная зарплата тогда составляла 90-110 рублей, а нам платили по рублю за информацию, которую мы собирали по телефону для телевидения. Надо сказать, что в то время плёнка была очень дорогая, поэтому передачи шли, в основном, в прямом эфире. Неожиданно ко мне подошёл режиссёр молодёжной редакции и сказал: «Вот тебе стихи «Школьный вальс», ты должна написать музыку и завтра спеть её в кадре». Гитара у меня с собой была, но я страшно испугалась – а вдруг не получится? Я начала отказываться, но ко мне подскочили мои подруги: «Надо. Очень хочется кушать». Пришлось написать песню, которую я единожды благополучно спела в прямом эфире. Затем тут же за камерой получила гонорар – сорок рублей, по тем временам — царские деньги. И мы вчетвером за несколько дней его проели.

- Над чем вы сейчас работаете?

Провожу концерты памяти папы. В этом году он пройдет 20 июня в Центральном доме художника на Крымском валу. Раньше концертами занималась моя мачеха – Нина Филимоновна Тихонова-Визбор, а после её смерти их организация легла на мои плечи. Для меня это дело было новым и только сейчас приходит понимание, как это делается. Если бы не друзья отца – Аркадий Мартыновский бывший замгендиректора НПО «Энергия» и космонавты Валерий Рюмин, Владимир Соловьёв, Александр Иванченков, то я бы не справилась. Они очень помогли, и мы продолжим эту традицию.

- Совсем скоро Новый год. Мы поздравляем Вас с праздником. Желаем здоровья и творческих успехов.

- Я тоже хочу поздравить крымчан с наступающими новогодними праздниками. Пусть будущий год будет лучше уходящего. Я вам, правда, крайне завидую – вы живёте в таком благословенном краю. У вас есть всё. Но ещё немного удачи и здоровья всё же никому не помешают. Хочу добавить, что я очень уважаю выбор крымчан, каким бы он ни был. Крым – Райское место. Берегите его. С праздником!
Беседовала Венера ГЮРСО